из цикла «А это уже другая история» _ Больничные истории _ Вечера, соленый хлеб, летучие мыши и еще

Конечно же, самая интересная жизнь начиналась по вечерам. Даже в больнице. Особенно в больнице.
Доктора расходились по домам, медсестры куда-то исчезали, а в отделение постепенно заползал сумрак, волоча за собой одиночество. Дети сбивались в стайки, будь то в палатах на койках, будь то в коридорах — фойе или «тайной комнате». Была еще «игровая комната», но она либо была все время закрыта, либо девочка туда не доходила.
По вечерам, именно по вечерам, было можно «незаметно» проникнуть в столовку, натырить хлеба, ПОСОЛИТЬ! его и уплетать за обе щеки, как самое-пресамое вкусное и изысканное лакомство на свете! (Забегая вперед, скажу, что «нефритикам» нельзя соленую пищу).
Еще по вечерам можно рассказывать страшилки. Страшилки можно рассказывать когда угодно, конечно, но вечером же они проникают прямо под кожу и священно-ужасными мурашками бегают по спине.
Одной из страшилок была история о летучих мышах, графе Дракула и вампирах. О графе девочка особо ничего не знала и не понимала, вампиров не встречала (может быть, боялась, но несильно). А вот летучих мышей опасалась. Ну, откуда было знать девочке, что летучие мыши — вампиры водятся в Южной Америке (которая, ох как, далеко). А ростовские мышки — насекомоядные.
И в один из вечеров кто-то закричал: «Летучая мышь! Летучая мышь!». Саму мышку девочка тогда так и не увидела (ей, конечно, было любопытно посмотреть, на что похож этот «страшный» зверь), но вот долго боялась заснуть.
Бывали вечера не такие спокойные. Девочка любила ходить по коридорам. Вот так ходишь и о чем-то думаешь. Иногда в палатах двери были приоткрыты, но чаще наоборот. В дверной проем можно было увидеть кусочек чужой жизни (чужого мира). Понятное дело, это неприлично — подглядывать. Но девочка и не подглядывала. Она просто проходила мимо и могла случайно посмотреть.
В тот вечер через приоткрытую дверь одной из палат девочка увидела кроватку, а в ней — веселого карапуза. Но не успела девочка далеко отойти, как из этой палаты вылетела молодая мамочка с криками о помощи, вся в слезах. Вот только что ее малыш веселенький бегал по кроватке, и вдруг упал без чувств.
Что тогда произошло, девочка так и не знает. Ребенка увезли в реанимацию. И вроде бы всё благополучно закончилось.
Кстати, «реанимация» — это было слово пострашней летучих мышей. Девочка представляла себе реанимацию вроде загробного мира. И если бы у нее спросили, как выглядит эта самая «реанимация», то девочка даже бы побоялась себе ее представить. Что-то страшное, где ты совсем один, потому что туда никого не пускают. И, возможно, темно.
А еще вечерами и даже ночью в отделение привозили на «скорой» новых пациентов.
Однажды, когда уже объявили отбой, девочка услышала страшные крики откуда-то из процедурной или смотровой. Утром рассказывали, что привезли девочку 15-ти лет, делали ей цистоскопию, а ей было очень-приочень больно, потому что, якобы, она съела много шоколада и еще чего-то. Есть шоколад девочке на некоторое время совсем расхотелось. Хотя она его и не ела особо.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s