из цикла «А это уже другая история» _ Сказка про Сочи

Повествование о Сочи предполагает раскрытие нескольких моментов моей жизни, которые разбросаны как во времени, так и в некотором роде в пространстве. О некоторых их них я не рассказывала никому. Возможно, не расскажу и сейчас.
Итак. Первый момент – море. Мое близкое знакомство с морем произошло 30 лет назад, когда мне было 8 лет. Страшно подумать, как давно это было. Воспоминания смутные и не очень приятные, надо сказать. Почему? Хотя бы потому, что именно на море (Черном) у меня случился острый приступ пиелонефрита. А у девочки Лены, которая на три года меня младше приключилось и того хуже, ее положили в больницу с каким-то инфекционным заболеванием. Вот такое «радостное» лето выдалось у детей. Надеюсь, у взрослых лучше было.
Самого восторга от моря не помню. Видимо, я представляла его сказочнее, что ли. Помню жару. Долгую дорогу к морю и обратно. Обратно всегда было тяжелее идти. Извилистую дорогу, на которой я боялась увидеть змею. Медуз помню. Не знаю, почему их надо было бояться и остерегаться. Кисель полупрозрачный, бесцветный, и только. А! Еще крабы. Меня удивило, что они маленькие. Возможно, это были детеныши. Как знать. Ни в крабах, ни в медузах я до сих пор не разбираюсь.
Еще я запомнила мандариновые деревья (которые в тот момент были еще совсем зеленые), высоченное гранатовое дерево и фундук (дерево). У нас такого не росло. И мне нравилось мимо проходить. Еще мы ходили на базар. Но там было тоскливо. Вообще везде было тоскливо.
И с тех пор меня на море не тянуло. Лет до 19. Это второй момент. Связано это было с любовью. Девушка, к которой я испытывала самые нежные и самые сильные чувства на тот момент (а возможно, и вообще когда-либо), родом была из Архипо-Осиповки. А училась в нашем славном педколледже, на специализации «Учитель русского языка и литературы» (это еще одна причина, по которой я жалею, что училась на математика, а не на руссиста. Первая – моя любовь к литературе).
И вот этот самый факт не давал мне покоя. Особенно, когда мы закончили учебу в колледже. По моим представлениям, Наташа уехала к себе в Архипо-Осиповку. И моя душа потянулась к морю. Продолжалось это год или два. И прошло.
Особенно в свете моих плавательных способностей. Это третий момент. С моей способности идти на дно на глубине чуть больше метра можно просто ухохатываться, в лучшем случае, диву даваться. Первый раз, когда я нахлебалась воды, случился на Дону. Не помню, сколько мне лет было. Я держалась за мамину руку. Затем ушла под воду. Толком не успела ничего сообразить. Мама среагировала достаточно быстро. Вытянула меня на воздух.
Второй случай не такой комичный, да и глубина была побольше. Мне было 19 лет. По распределению летнюю практику я проходила вожатой в детском лагере «Солнечный» (о нем можно тоже повспоминать). Как заведено в пионерлагерях, наступил День Нептуна. А как известно, в этот самый день детвора в виде нечисти ловит и бросает в водоемы кого попало. Я просила своих ребят не трогать меня, поскольку плавать не умею. Кто все-таки кинул меня в бассейн, я не знаю, да и не важно. Упала я как-то не очень удачно. И не могла нащупать дно ногами, как не пыталась. Не знаю, сколько это барахтанье продолжалось. Я даже успела попрощаться с жизнью. Кстати, кинолента моей жизни (как это любят в книгах описывать) у меня не мелькала перед глазами. Спасли меня наш физрук Валерий Федорович и баянист Ломакин. Валерий Федорович еще долго мне припоминал этот случай.
С тех пор я воды стала бояться панически. Какое уж тут море.
И вот, собственно, пора начать историю о поездке в Сочи в ноябре 2013 года.
В прошлом году с отпусками мне не везло, в какой-то степени. Как только я собиралась в отпуск, редактор меня посылала в командировку. Конечно, отдельное ей за это спасибо. Но… Но я предпочитаю проводить отпуск по своему усмотрению. Плюс я не любительница дальних поездок.
У меня страх перед транспортом. После того, как на моих глазах укатилось под откос колесо от автобуса, в котором я находилась, доверия у меня нет. Не способствуют укреплению моего доверия к российскому транспорту и время от времени появляющиеся новости о катастрофах то с одним видом этого самого транспорта, то с другим. И это четвертый момент.
Итак. С 1 ноября я собиралась на две недели в отпуск. Как раз у Юли были каникулы. Но за пару-тройку недель до этого позвонила редактор (которая, видимо, сама была в командировке в Сочи) и радостно сообщила мне, что РИА-Новости проводят семинар спортивных журналистов с 7 по 10 ноября в Гранд Отеле Поляна. И она меня уже записала.
Первое, что я испытала – это паника. Мне показалось, что ехать чуть ли не завтра. Но потом я погуглила и немного успокоилась. РИА-Новости брали все расходы на себя. Нужно было заранее им написать, каким видом транспорта я буду добираться, чтобы они заказали билеты. Но это было уже по приезде редактора. Второе, что я испытала – это злость. С первым отпуском нормально не вышло. Теперь и второй откладывается до лучших времен. Прямо проклятие какое-то.
Конечно, потом я успокоилась и смирилась. Но меня пугала дорога. Тем более, смешно сказать, я на поезде последний раз «каталась» как раз «на море» в 8 лет. И особо ничего не помню.
Билеты мне купили на 22.33, поезд «Гомель-Адлер». Для первой поездки лучшего поезда не найти. На вокзал мы прибыли с братишкой на целый час раньше. На удивление этот час пролетел быстро. Я погрузилась в поезд. Практически без проблем нашла свое купе. Полка у меня была верхняя, если заходишь, то левая. То ли оттого, что она левая, то ли с непривычки, но залезать мне на нее было крайне неудобно. Но это мелочи.
В купе уже находились трое. Двое пожилых пассажира: мужчина и женщина (я их почему-то за супружескую пару приняла), и девушка – на противоположной полке от меня. Я кое-как расположилась. Улеглась читать Вербера «Третье человечество» (я ее почти к тому моменту дочитала). Пожилые соседи вышли вскорости. К девушке Лере всё подкатывал какой-то молодой человек (то ли с бодуна, то ли хваченный). Приглашал ее на чай. Проводница, как назло, куда-то провалилась. Мы хотели открыть с Лерой окно, а она хотела чая. Пока мы ожидали проводницу, мы о чем-то болтали и всё время ржали. Нам стучали из соседнего купе, что повергало нас в еще большее веселье.
Наконец-то проводница появилась, открыла нам фрамугу. Спросила, сколько нам нужно чая. Мы ответили, что один. Лера потом пожалела. Ей одного стакана было мало, а проводница опять провалилась. Наш с Лерой междусобойчик продолжался недолго. На этот раз в купе въехала чета. Они вежливо попросили нас выйти, пока будут переодеваться. Затем, не спросив нашего мнения, закрыли фрамугу и погасили свет.
Воспользовавшись этими обстоятельствами, молодой человек наладил контакт с Лерой. И они прообщались до шести утра (до момента, когда Лере пора выходить). Она пару раз забегала в купе. И только благодаря этому, мы открыли заново фрамугу, иначе бы я задохнулась. Поскольку кто-то из новых соседей усердно портил воздух.
Заснуть мне удалось после шести утра. И скорее, задремать. А в восемь пришла проводница и отправила нас всех в туалет и умываться, поскольку мы приближались к Туапсе, с которого начиналась экологическая зона. Умывшись, я попыталась позавтракать, но мой желудок забастовал, а затем и вовсе заболел. Пришлось глотать таблетки. Зато из окна напротив через открытые двери купе открылся прекрасный вид. Я спустилась с полки и вышла в коридор, чтобы лучше рассмотреть море. Вид завораживающий. Море было неспокойным, хмурым. Не черным, но темно-серым. На него хотелось смотреть и смотреть.
Затем пошли населенные пункты. И сады заоранжевели мандариновыми деревьями. Столько мандаринов, пожалуй, я не видела нигде. В особенности, на деревьях, а не в коробках.
Вокзал в Адлере надо мной глумился дважды. По прибытии и по отбытии.
И это пятый, если не ошибаюсь, момент.
Прибыли мы вовремя. Я схватила сумку и отправилась на выход. В мою задачу входило встретиться с встречающим. У меня был телефон девушки, которая вела с нами переписку и заказывала билеты. Как только я спустилась на перрон, я поспешила набрать номер этой девушки. А ко мне поспешили «гостеприимные» хозяева с предложениями устроить на месте. Девушка мне продиктовала номер молодого человека, который отвечает за встречу. Я созвонилась с ним. Он ответил, что меня уже ждут у входа. Осталось добраться до этого входа.
Возможно, везде такие запутанные вокзалы. Но если бы меня тут же попросили повторить маршрут, который я проделала галопом. Я бы не смогла его заново отгалопировать. Не потому что устала, а просто – не помнила. Но это не самое страшное. Я выбежала из здания вокзала. Вправо – нет никого, влево – та же песня. Я развернулась, вглядываясь в каждого. Результат нулевой. Позвонила снова молодому человеку, ответственному за встречу и трансфер. Он уверил, что меня встречают и ожидают у входа. Я забежала внутрь вокзала, оглядела всех вокруг, вернулась на улицу. Внимательно осмотрела каждого. Дала целый круг почета. И, когда уже была готова плюнуть, слева от входа (по правую сторону от меня) я увидела невысокого молодого человека в белой рубашке с какой-то картонкой в руках. Это оказался мой встречающий.
Приятный молодой человек, с которым мы немного пообщались, пока тащились битый час в пробке. Зато я успела вполне подробно полюбоваться дорогой из Адлера в Красную Поляну. Очень красиво. Даже в начале ноября. Меня привлекла одна особенность деревьев – они были словно обведены черной гелевой ручкой издалека. Когда удалось их рассмотреть поближе, я поняла, в чем причина такого впечатления. Стволы и ветви деревьев поросли черным не то мхом, не то лишайником.
Мы ехали все дальше, а горы становились все ближе. И я все ждала, когда же они упрутся в небо. Но почему-то этого не происходило. Когда мы приблизились к Красной Поляне, масштабность и разнообразие зданий впечатлила. И тем не менее, мне показалось, что архитектор-проектировщик один и тот же, поскольку угадывалось что-то общее в каждом из зданий.
Я заметила что-то белое в воздухе, похожее на туман, и спросила молодого человека, что это. Он ответил, что это пыль. Я удивилась. Мы прибыли в Гранд Отель Поляна. И тут я на три дня потерялась. И это шестой момент.
Меня радушно встретили, вручили фирменный рюкзак (специально выпущенный для семинара), в котором оказалась синяя толстовка со слоганами: «Мы — за здоровый образ жизни» и «Давай займемся спортом», блокнот со всей информацией по семинару и белый олимпийский мишка. Организаторы выдали мне бейдж с улыбками: «А вот и наша потерявшаяся». Я прошла регистрацию на ресепшне, мне выдали ключ от номера и за сопровождающим я поплелась «к себе».
Я не знаю, какого класса был мой номер, но меня он впечатлил. В принципе, я не искушенный посетитель, и впечатлить меня не трудно. Я скорее посетила душ, переоделась. У меня дико болела голова. Я выпила таблетку и прилегла. Через некоторое время я почувствовала себя лучше, хоть заснуть мне и не удалось. Немного передохнув, я принялась изучать вид из окна. Номер был с балконом. Я вышла и обомлела. Горы! Их снежные макушки говорили мне о том, что они высоки. Но я не ощущала этого. Вернувшись в номер, я захватила фотоаппарат. Пожалела, что не взяла зеркалку.
Нафотографировав, я вернулась в комнату и принялась читать. Вскоре книга закончилась. И я почувствовала себя в вакууме. В номере тишина, свет я не стала включать везде, телевизор показывал какие-то деловые и новостные каналы. Книга дочитана. Я никого не знаю. Торчать на балконе всё время тоже невозможно. Мне стало одиноко и грустно. Мне написали, чтобы я наслаждалась этой тишиной и покоем. А я почувствовала себя той самой маленькой семилетней девочкой в ростовской больнице. Одинокой до глубины души. Я переживала, как там дома. Вокруг всё было чужое. И дело даже не в другом городе, а в самой обстановке. Этот номер, обходительный персонал и т.п. – всё это чужое, чуждое мне. И я почувствовала себя какой-то бракованной, что ли, даже не третьесортной. И это седьмой момент. И с этим чувством я прожила эти три дня. И оно не отпускало меня некоторое время уже по прибытии домой.
На следующее утро выйдя на балкон, я забежала назад за фотоаппаратом. Белые шапки гор утопали в облаках. Не передаваемая картина и восторг. Я влюбилась в горы именно в тот момент! (до этого я боялась, что они меня «задавят»).
Поезд домой был на 20.45 «Сухум-Москва». Номер я покинула на полчаса раньше, чем прибыло такси. Еще в Красной Поляне мы сели в пробке. Это дало мне возможность рассмотреть, сколько рабочих возвращались со смены домой. Казалось, что половина Средней Азии жили и работали в тот момент в Красной Поляне (это, конечно, сильно преувеличено). Но мне действительно стало страшно от вида той толпы.
Чтобы нагнать время и приехать на вокзал вовремя, водитель выжимал по полной. В итоге я на целый час раньше попала на вокзал, который посмеялся надо мной второй раз.
На этот раз я не летела, а спокойно поднялась на третий этаж в зал ожиданий. Заняла место и приготовилась ждать поезда. Время подошло, а поезда не было и в помине. меня стали одолевать сомнения: а вдруг я его пропустила? Но нет. Еще одна женщина обеспокоенно ходила по залу. На всякий случай я вышла на террасу (или как она там называется), чтобы быстрее добраться до перрона по переходу. Прошло 5 минут, 10, 15. Отчаяние сменялось каким-то равнодушием. Я прошла через зал к выходам напротив. И на обратном пути увидела девущку-дежурного. Она поинтересовалась, чем может помочь. Я спросила о поезде. Оказалось, что его задержали на границе, но он скоро будет.
Сколько прошло времени, не помню, но мне показалось, что очень уж быстро. Объявили о прибытии нашего поезда. И мы с женщиной кинулись к выходу. Потом оказалось, что мы в одном купе с ней ехали. С тетей Валей. Кстати, можно было и не спешить, состав еще полчаса проторчал в Адлере.
Конечно, по сравнению с гомельским этот поезд что-то ужасное. Зато полка у меня была верхняя правая. И туда я забиралась легко и проворно. Внизу, подо мной разместилась тетя Валя. Напротив нее сидела женщина, которая все время разгадывала японские кроссворды. А напротив меня, загромоздив всё своими коробками-сумками-чемоданами, лежала девчушка лет 15-16. как выяснилось потом, она переезжала из Сухума в Новочеркасск. Ее папа – военный, уже переехал, мама посадила дочь в поезд, нагрузила скарбом, который занял полкупе, и отправила к отцу. Не исключено, что на границе поезд задержали из-за этих баулов.
Перенервничав, я проспала всю ночь без задних ног.
Шахты встретили меня ясной погодой. И стало радостно на душе. Я дома!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s